Не думай о высотках свысока …

Опуликовано в: Точка зрения
4993

Барнаульская компания «Мария-Ра» готовится к сносу старого здания гостиницы «Центральная» в Новосибирске и строительству на его месте отеля высотой 86 м. Новосибирский союз архитекторов настаивает на снижении этажности здания. Своим мнением по поводу появления высотной доминанты в самом центре города с журналом «Всё о новостройках» поделился Евгений Загороднов, профессор НГАСУ (СИБСТРИН)

В мире в высотках почти всегда размещают офисы или гостиницы Хорошо и правильно, когда такого рода высотные строения являют собой еще и здания-символы. Все, кто приезжает в Новосибирск, невольно сравнивают его с другими сибирскими городами вроде Омска, Красноярска и Екатеринбурга. В нашей региональной столице, на мой взгляд, должна быть определенная территория, на которой можно было бы сгруппировать целый пучок высотных зданий, доморощенный «Новосибирск-Сити». Некое подобие такого образования формируется сейчас в районе гостиницы «Сибирь». Почему предлагается «Новосибирск-Сити»? Чтобы перенести туда всю идеологию высотного строительства, собрать все высотные здания в единую композицию. Почему бы не сгруппировать разбросанные по городу ведомства и бизнес-структуры в одном месте? А в ядре исторического центра города по-хорошему или, скорее, по привычке не хотелось бы строить вообще никаких высоток. Таким образом, встает вопрос: нужно ли массовое высотное строительство Новосибирску, и если да, то где? Оправданны ли затраты на сооружение небоскребов или дело исключительно в амбициях инвесторов? До сих пор на эти вопросы четких ответов нет.Одно совершенно ясно – высотное строительство должно осуществляться на основании тщательного градостроительного анализа и только в условиях реального спроса. В долгосрочной перспективе важно добиваться, чтобы при строительстве высотных зданий их вклад в развитие городов был более позитивным.

Для улучшения качества городской среды Новосибирска активную тенденцию строительства высотных зданий необходимо строго регламентировать, нормативно сбалансировав коммерческую прибыльность этой застройки с извлечением максимальной общественной пользы для города и его жителей.Нужна схема высотных ограничений для Новосибирска, как составная часть правил землепользования и застройки города, которая должна пройти соответствующую процедуру в городе и должна в итоге быть принята городским Законодательным собранием. Одно любопытно, что эта процедура предполагает, что каждый горожанин имеет право высказаться и при этом его мнение должно быть каким-то неизвестным науке образом учтено.

В историческом центре, который относится к объединенной охранной зоне по закону, допустимы только реконструкция, реставрация или приспособление существующих зданий. А реконструкция, для тех кто до сих пор не в курсе, не исключает в том числе и почти полный снос здания до фундамента, как в случае предстоящей капитальной реконструкции гостиницы «Центральная». Это с точки зрения закона. Но с точки зрения просвещенного обывателя в историческом центре нельзя строить ничего, что нарушало бы так называемые исторические виды и устоявшиеся визуальные перспективы. Но при этом надо иметь в виду, что город никогда не был однородным и совершенно равномерным, без архитектурных акцентов (доминант). Только раньше их роль – неких социально значимых объектов – играли храмы. Значительную часть их мы потеряли при советской власти и речи о восстановлении прежних доминант сейчас не идет. Однако появление новых высотных объектов в теле города вполне возможно и допустимо. Для этого случая весьма кстати в Градостроительном кодексе есть специальная статья, позволяющая делать некие отступления от установленного высотного регламента. Безусловно, необходимо соблюсти особую рутинную процедуру с публичными слушаниями и выбрать места, где доминанты не накладывались бы на ценные исторические панорамы. Но весь вопрос в том, есть ли таковые целостные, первородные панорамы в Новосибирске. Пожалуй, что и нет, за исключением может быть оперного театра, да и то с известными оговорками, обусловленными высотными постройками последнего времени. Именно такой реалистический подход, такая идеология и должна быть заложена при рассмотрении этого вопроса, ибо общеизвестно, что потерявши голову по волосам уже не плачут. Доминанты могут появляться как в основных градостроительных узлах, чтобы акцентировать их, так и в частном порядке, по инициативе бизнеса, который стремится и вполне резонно стремится получить максимум выгоды из конкретного, законно приобретенного участка. Отсюда такая непреодолимая тяга к высотному строительству.

Место пересечения улиц Ленина и Советской в градостроительном отношении очень важное. Это срединная территория исторического центра, стык его ядра и прилегающего к нему обширного жилого района. Здесь сходится четырехлучие улиц – Ленина, Советской и луч главной аллеи Первомайского сквера, поэтому идея размещения в этом месте крупного градостроительного объекта была и есть совершенно правильная. Кстати, во всех предыдущих градостроительных конкурсных проработках известных новосибирских мастеров этот участок именно так и трактовался. Если проанализировать высоту и характер застройки этого места, вполне можно было бы представить здесь комплекс здания, напоминающего постамент – основание высотой не более существующей гостиницы в традиционных архитектурных формах с постепенным увеличением высоты до искомых 80–90 м, но уже в современной стеклянной, растворенной в небесах архитектуре. Впечатление было бы совсем иное, чем от одиночной «трубы». Поэтому дело не в высоте, а в качестве архитектуры и в том, как она вписывается в исторический контекст, а также в качестве принятия управленческих решений, не доводящих рабочую ситуацию по профессиональному рассмотрению всех возможных вариантов будущего строительства до очередного общегородского скандала. А проектировщикам следовало бы, в соответствии с законами жанра, своевременно и широко продемонстрировать архитектурному и городскому сообществу все возможные варианты, как их тот или иной небоскреб будет накладываться на главную площадь и на другие панорамы, и вполне вероятно они были бы правильно поняты оппонентами а также и сами авторы, возможно, согласились и приняли новые, более скромные цифры. Но ничего этого сделано не было.

Современные тенденции таковы, что практически все столичные и просто крупные города соглашаются в конце концов с высотным строительством. Исключения редки, например, действительно исторические столицы – Хельсинки, Вашингтон. Сколько было споров во Франкфурте-на-Майне, как там боролись за исторический центр, но все же разрешили небоскребы, потому что деловая столица Европы. А мы что, хуже? Деловая, а теперь с легкой руки областного начальства и «туристическая» столица Сибири. Картинка из жизни: как уверена была общественность, что небоскреб в Куала-Лумпуре испортит Малайзию. А теперь смотришь туристические проспекты: первое, куда приглашают – осмотр страны с высоты 400 м. Другое дело стройплощадки: организованы чрезвычайно грамотно – и соседние исторические дома не страдают, и 100-метровые здания дают осадку меньше двух сантиметров. Потому что на первом плане – наука. Любая высотная новостройка опутана тысячами датчиков, наблюдающих за фундаментом и всеми несущими конструкциями. Но это уже дело техники и пока несуществующего у нас градостроительного надзора.

Не является откровением, что неофициальное соревнование между сибирскими и уральскими городами за рекорд высотности длится уже не один год. Каждый год список его чемпионов растет: вот прошли отметку такую-то, там-то и там. Любая из значимых высоток – это шедевр технологических и организационных достижений. Иногда они становятся и объектами искусства, иногда субъектами критики, но всегда как градостроительное положение высотного объекта, так и архитектура таких объектов предопределены. Первая объективная причина появления небоскребов – недостаток территорий и, соответственно, их дороговизна. Поэтому силуэты многих городов мира напоминают объемные графики цены земельных участков с абсолютным максимумом в центре мегаполиса. С другой стороны, здание гостиницы высотой всего 80 м можно считать небоскребом лишь с большой натяжкой. Необходимо помнить, что пресловутая горизонтальность Новосибирска исторически жила только в сочетании с высотными доминантами. Поэтому развивающемуся городу не только не вредны, но и прописаны высотки, причем их не надо прятать, а напротив, расставлять традиционно в самых заметных градостроительных узлах. Такие постройки могли бы достигать и рекордных высот при условии достаточной удаленности от исторического центра.

Необходимо признать: все, что есть в Новосибирске интересного создано амбициями архитекторов и застройщиков-энтузиастов. И на этом тернистом, но благородном пути не все бывает так гладко, как на бумаге. По большому счету в Новосибирске мы пока только фантазируем о небоскребах. Но будем честны – дело не в том, что мы раньше город очень уж берегли, просто денег не хватало. Сейчас капиталы пришли, и проблемы, само собой, обострились, и в перспективе, видимо, не обойтись без «всенародного» обсуждения высотного регламента.

В наших специфических условиях делать ставку на какую-то существенную роль общественного мнения профессионального сообщества, по меньшей мере, наивно. А обратить пристальное внимание архитектурной общественности надо бы не на следствие – то или иное количество этажей или нечто подобное, а на истинную причину – ненадлежащий порядок или, вернее, системный беспорядок и низкое качество принимаемых властью решений в новых социально-экономических условиях, примером может служить архитектурно-градостроительная драма на площади Маркса. Другое дело – законно требовать от региональных властей государственного подхода в фундаментальных вопросах управления, регулирования и надзора за процессами территориального и градостроительного развития муниципальных образований. Но реалии, увы, таковы, что в системе государственной власти с некоторых пор отсутствует очень важная деталь – органы градостроительного управления и регулирования, включающие в себя в соответствии с действующим законодательством (ГК РФ), в том числе и в первую очередь функции государственного надзора за соблюдением градостроительного законодательства (градостроительный надзор), как видим на практике, никем не исполняемые.

Следовательно, необходимоорганизовать процесс по приведению структуры органов государственной власти субъекта в сфере градостроительства и архитектуры в надлежащее состояние в соответствии с поставленными Градостроительным кодексом РФ задачамина базе воссоздания в органах государственной исполнительной власти соответствующего департамента. Длительное отсутствие в структуре исполнительной власти страны и ряде регионов, в том числе в Новосибирской области, уполномоченного профессионального органа, ответственного за градостроительство и архитектуру, на практике ведет к подчиненности института градостроительства и архитектуры коммунальным строительным министерствам и ведомствам. Такое положение крайне негативно отражается на застройке городов и поселений и ведет к дальнейшей катастрофической деградации проектного дела и, как следствие этого, на характере взаимоотношений архитекторов и власти.

Государственные органы управления и регулирования градостроительной деятельностью должны и могут служить своеобразным гарантом сохранения паритета между общественными и частными интересами, изначально антагонистическими (основное цивилизационное противоречие), одним из институтов подлинной государственной стабильности и процветания, поскольку социальное государство, в первую очередь, обязано обеспечить общественную безопасность – гарантировать приемлемые градостроительные условия существования и развития для своего народа, независимо от места проживания и социального статуса.

Дата публикации:

Вторник, 30 июля 2013

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.